Kerr Avon
—Avon, this is stupid! —When did that ever stop us?
Название: Те, кто выжил
Переводчик: Kerr Avon
Бета: emuna12345
Оригинал: Survivors by la_Avispa
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/1295554
Размер: мини, 1289 слов в оригинале
Источник: Blake’s 7
Пейринг/Персонажи: ОМП, упоминаются герои сериала
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: просто ПГП (постканон)


Те, кто выжил

– Послушай, Кленн, нельзя столько пить! Никакая печень не выдержит.
Единственный засидевшийся посетитель поднял взгляд на бармена. Чего притворяться? Ясно же, что на здоровье Кленна Кретчера ему глубоко наплевать. Просто заведение работало «до последнего клиента», и бармен мечтал поскорее от этого последнего клиента избавиться.
Поставив опустевшую кружку на стол, Кленн снова наполнил её до краёв и улыбнулся бармену.
– Не волнуйся, Мин. Искусственной печени алкоголь повредить не может, – он говорил уверенно, чётко. Было видно, что трезв, как стёклышко.
– Искусственной печени?! – вытаращил глаза Мин.
Его изумление можно было понять. Если уж кому и приходит нужда заменить внутренние органы, их куда дешевле купить на Ченге. Нет, кто спорит, новые разработки федеральных медицинских центров хороши, но стоят целое состояние. А Кленн… да ему и на самый изношенный орган с Ченги вряд ли хватило бы!
Но Мин сам лично принёс Кленну штук пять или шесть бутылок виски «Гонора», дешёвого местного пойла. И Кленн допивал последнюю. Нормальный человек от такого количества забыл бы, как его зовут. С такой скоростью выводить эту отраву из организма действительно могла только искусственная печень. Вместе с искусственными почками.
Мин плюхнулся на соседний стул.
– Где ты её раздобыл, Кленн?
– Когда-то я служил в федеральных войсках. Получил по медицинской страховке.
– Врёшь. Если ты и служил, то не офицером. А простому солдату при таком ранении медицинской страховки хватило бы разве что на обезболивающие, чтоб не слишком мучился перед смертью.
Кленн сделал глоток из кружки, взгляд его на мгновение помутнел, но он тут же сморгнул и снова был совершенно трезв.
– Ты точно хочешь это услышать, Мин?
– Спрашиваешь! Либо ты врёшь, либо вряд ли смог бы после такого ранения выжить!
– Выжить, – задумчиво повторил Кленн. – Да. Это история о тех, кто выжил. Принеси мне ещё бутылочку твоей бурды, и я тебе её расскажу.

***
Нам сказали, что миссия очень важная и совершенно секретная. Настолько секретная, что мы даже не знали, куда нас направляют и зачем. Впрочем, для Службы безопасности это в порядке вещей, и мы ничего особенного не ждали. Обычно секретные миссии заключались в том, чтобы освободить какую-нибудь планету от мятежников. Либо перебить их всех, либо добавить «витамин послушания» в воду или в воздух.
В тот раз химикатов нам не выдали, и мы сели приводить в порядок оружие. Мы не знали только название планеты, на которую нас привезли, и имена ублюдков, которых нужно было устранить. Ну, на то, как их зовут, нам уж точно было наплевать. Когда выбрасываешь на свалку хлам, на этикетку с фирмой-производителем уже не смотришь. А планета… Никто из наших не опознал её как свою, так что название её всё равно было бы пустым звуком.
Мы поняли, в какой заднице оказались, только когда увидели, что нужно штурмовать. Федеральную базу!
Потом началась стрельба, и мозги отключились. Меня оставили в арьергарде. Остальные группа за группой исчезали внутри, а мы торчали на улице, чтобы не дать уйти тем из бунтарей, которые сумеют прорваться наружу.
И тут у меня чуть глаза из орбит не вылезли. На место проведения операции явился сам сам Верховный Главнокомандующий с отрядом прикрытия. Либо операция была настолько важная, либо просто выслуживался перед Президентом – он же тогда всего месяц как получил назначение.
В любом случае, нам тоже приказали пробираться внутрь. Это была настоящая бойня. В коридорах валялись трупы мятежников вперемежку с телами штурмовиков. Но когда мы добрались до центрального зала управления, я увидел, что один из этих мерзавцев ещё жив. Он стоял над телом капитально устранённого мешка с дерьмом, и его окружало не меньше десятка штурмовиков. Можно сказать, был одной ногой в могиле, однако всё ещё продолжал стрелять. Я поднял автомат, но он успел выстрелить первым… А? Нет, Мин! Половины своих внутренностей я лишился чуть позже. Эта сволочь просто попала мне в плечо. Но как-то очень неудачно. Я упал и не мог подняться.
Пальнув ещё пару раз, мятежник тоже наконец упал. И тогда в зал вошёл Верховный Главнокомандующий, а за ним – женщина в длинном чёрном платье, наш комиссар.
– Отличная работа, комиссар Слир.
У меня болело плечо, и я не очень хорошо видел, но мне показалось, что выражение лица у ней было какое-то кислое. Думаю, ей было жаль наших ребят – столько из них полегло! Она зыркнула на труп того гада, что меня подстрелил, и мотнула головой.
– Какое расточительство!
Верховный Главнокомандующий продолжал:
– Думаю, вы намеревались таким образом восстановить ваше положение. Боюсь, комиссар, что я этого допустить не могу.
Она вздрогнула, глянула ему в лицо и потянулась за оружием – инстинктивное движение любого хорошо обученного офицера. Но охранники Верховного Главнокомандующего, похоже, решили, что она хочет его укокошить. Хорошие охранники. Сначала стреляют, думают после.
Когда она упала, Верховный Главнокомандующий распорядился:
– Оповестите Президента, что комиссар Слир была застрелена во время операции по нейтрализации группировки Блейка. Большая трагедия, – он помолчал и добавил, – если кто выжил – добейте.
Последнее, что я помню – автомат, направленный мне в живот.
Очнулся я в госпитале. Мне сказали, что мне заменили несколько органов и что всё это покрывает медицинская страховка.
По их словам выходило, что офицеры неправильно поняли приказ, и начали добивать всех раненых без разбора – и мятежников, и солдат Федерации. Когда Верховному Главнокомандующему удалось их остановить, было уже поздно. Кроме меня, выживших оставалось всего двое, но они не перенесли операцию. Повезло только мне.
Позднее я узнал, что все приборы, которыми меня напичкали, – экспериментальные, и до меня их испытывали только на животных.
Ну, а какая разница? Я-то остался жив! И мне, и семьям погибших ребят предложили хорошую компенсацию. Такая прорва деньжищ, что можно было покончить с военной карьерой и просто жить.
Два года я путешествовал. Летал с одной планеты на другую и наслаждался жизнью, пока однажды не узнал из визор-новостей, что вся воинская часть, в которой я когда-то служил, «геройски погибла во время миротворческой операции на Горизонте».
Про Горизонт мне слышать доводилось. Сильная, независимая планета. И они хотели подчинить её силами одной-единственной воинской части?
А тут ещё объявили, что Верховный Главнокомандующий Дэв Таррант баллотируется на должность президента. Помнишь, когда предыдущий Президент трагически погиб при крушении космического лайнера? А знаешь, за какой пункт в своей политической программе Дэв Таррант больше всего цеплялся? «Мирное разрешение любых конфликтов».
Я понял, что остался единственным выжившим после операции на Гауде Прайм. Не грех было перестраховаться. И тогда я бросил всё и рванул на Фридом-Сити. Там остатки денег угрохал на свидетельство о смерти, новое удостоверение личности и билет на Гонору.

***
Клен Кретчер, или как его там на самом деле звали, допил последний глоток и поставил пустую кружку на стол.
– Да, Мин. Я был уверен, что мне удалось их одурачить. Глупо. Ты слышал, вчера вечером в порт сел военный корабль Федерации? Угадай с трёх раз, что они забыли в этой дыре…
Дверь в бар с шумом распахнулось. Бармен вздрогнул и бросился прочь от своего собеседника.
– Бесполезно Мин! В живых они никого не оставляют.